Юридические услуги в Казахстане
Оставить контакты
Не дозвонились? Мы Вам перезвоним!

Опус на тему «А что же у нас в конвертике?»

11 Март, 2016

В седые времена, до введения судебного кабинета (да, что греха таить, и сейчас) суды извещали о заседаниях путём направления писем с повестками заказным письмом с уведомлением о вручении (п.2 ст.129 ГПК РК). Как многим известно, причём не только юристам, мало того что эти письма не всегда доходят до получателя, так бывает и так, что они доходят через некоторое время ПОСЛЕ состоявшегося судебного заседания, на которое они и вызывали получателя. Причём, к сведению, это может быть даже не косяк Казпочты, как все привыкли думать, а косяк работников канцелярии суда, которые приводят к таким последствиям то, что набирают сразу большую кучу повесток за несколько дней и даже недель, а потом всю эту кучу сдают на почту. Бедные почтовики, которым приходится всю эту массу сортировать и отправлять адресатам (а этом может быть свыше 100 повесток и извещений), но не о них сейчас речь.

Сейчас речь о Правилах предоставления услуг почтовой связи, утверждённых постановлением Правительства Республики Казахстан от 16 января 2012 года № 72. Так, в п.25 этих Правил указано следующее: «В зависимости от вида, категории внутренних почтовых отправлений и почтового перевода денег, в верхней части их адресной стороны должны быть следующие дополнительные надписи : … 6) на заказных письмах с заказным уведомлением с вложением судебных повесток — «Судебная повестка. С заказным уведомлением».
При этом есть один маленький нюанс — законодательством не регламентирован момент про проверке наличия сотрудниками почты вложения в таком письме! То есть суд может совершенно спокойно отправить ПУСТОЙ конверт с надписью на нём, согласно правил, «Судебная повестка. С заказным уведомлением», не вкладывая туда ничего! При этом почтальон-то получает уже готовый закрытый конверт, и, по Правилам, не обязан проверять наличие или отсутствие, а также правильность вложения. Иными словами суды могут отправлять «пустышки» сторонам с уведомлениями и извещениями, при этом по закону их будет практически невозможно на этом поймать. При этом опись вложения, согласно указанных правил, распространяется, если обобщить, лишь на посылки с товарами и иными материальными ценностями (бандероли, посылки с объявленной ценностью, посылки с хрупкими предметами и т.д.), но никак не на документы!

Кстати, это относится не только к судам. Судебные исполнители, банки, органы юстиции, налоговые органы и т.д. имеют возможность отправлять такие «пустышки» с любыми написанными на конверте вложениями и получатель НИКАК не сможет доказать, что в конверте ничего не было! Изменения в ГПК от 01.07.2012 года защитили права сторон только гражданского судопроизводства, однако это решение сродни затыканию одной дырки в сите, в котором почему-то решили переносить воду.

Думаю, решением проблемы стала бы замена сита на целое ведро, что, выражаясь в менее аллегоричной форме, выразилось бы в проверке почтовыми работниками на месте содержания почтового отправления, составления описи для любых почтовых отправлений, в которых вложены документы, а также надзор за соответствием описи на конверте вложенным документам. Понятно, что почтовые работники, получающие по 30-40 тысяч в месяц, не всегда способны правильно понимать суть отправляемых документов, но это ли не задел для будущего роста и развития почтовых услуг. В обозримом будущем, как мне представляется, почтовые услуги в традиционном их понимании ещё лет 20 будут играть свою роль, и только позже возможна тотальная «оцифровка» документооборота. А пока — надо совершенствовать нормативную базу того, с чем работаем.

У вас остались вопросы? Обратитесь в нашу юридическую компанию, и мы поможем Вам!